Трендовая Мебель: дизайнерская мебель, новые тренды в интерьерах квартир и домов. - Part 21

Посольство США отреагировало на смерть белорусского активиста в Киеве

Представители США надеются на тщательное расследование инцидента. «Сакральная жертва белорусской оппозиции». Тело главы «Белорусского дома» Шишова нашли в парке Киева

«Посольство США в Киеве глубоко опечалено смертью главы «Белорусского дома на Украине» Виталия Шишова«, — гласит запись на официальной странице американского ведомства в Twitter.

Дипломаты выражают глубокие соболезнования семье и друзьям белорусского активиста и надеются на то, что власти Украины тщательно расследуют инцидент. По заявлению посольства, смерть Шишова перекликается с творящейся в Белоруссии «расправой» над гражданским обществом.

О пропаже Виталия Шишова стало известно 2 августа. Днём позже мужчину нашли мёртвым в одном из городских парков неподалёку от места его проживания. Члены «Белорусского дома на Украине» рассказали, что за Шишовым следили, и назвали его гибель «спланированной акцией».

Опубликовано 08.2021 | Рубрики: Новости | Метки:

«Дело всего ЕС»: как Литва попросила помощи в борьбе с нелегалами

«Гибридная война режима Лукашенко» — в самом разгаре. Пока пограничники Литвы неустанно работают, отлавливая мигрантов, власти страны звонят в ЕС с просьбой о помощи.

Всего и побольше: чего хочет Литва

Гитанас Науседа Гитанас Науседа

Данные по обращению представлены на сайте президента Литвы. Гитанас Науседа, как оказалось, обратился сразу к председателю Евросовета Шарлю Мишелю, позвонив ему по телефону. В ходе звонка были озвучены следующие просьбы:

  • выделение дополнительного персонала;
  • выделение финансовой помощи;
  • выделение оборудования для охраны границы;
  • помощь с репатриацией мигрантов.

«Президент Литовской Республики Гитанас Науседа обсудил по телефону с председателем Европейского совета Шарлем Мишелем ответ Европейского союза на кризис с нелегальной миграцией на границе Литвы/ЕС и Беларуси.

Глава государства подчеркнул, что режим Александра Лукашенко продолжает использовать миграцию как инструмент политического давления, угрожает приездом экстремистов и направляет нелегальных мигрантов к границе Литвы/ЕС и Беларуси», — указано на сайте президента Литвы.

Тест на реакцию и «дело всего ЕС»

Шарль Мишель Шарль Мишель

Дальше началось самое интересное: помощь нужна не когда-нибудь, а срочно. Мигрантов всё больше, «атака» продолжается, причём направлена она не только на Литву, но и на весь Евросоюз.

«…действия режима (Лукашенко) следует расценивать как гибридную атаку, направленную не только против Литвы, а против всего ЕС», — солидарны переговорщики.

«Охрана внешней границы Европейского союза — дело всего ЕС. Солидарная реакция Европы должна быть быстрой», — отметил Науседа.

Опубликовано 08.2021 | Рубрики: Новости | Метки:

«Игра идет по-крупному и требует больших денег»

«Игра идет по-крупному и требует больших денег»

«Игра идет по-крупному и требует больших денег»

Основатель ivi Олег Туманов о проблемах и перспективах видеосервисов в России

Газета «Коммерсантъ» №135 от 03.08.2021, стр. 10

Онлайн-кинотеатр ivi в отличие от крупнейших конкурентов не входит в экосистемы или медиахолдинги и работает как независимый видеосервис. Отменив зимой IPO из-за нового регулирования своего рынка, компания привлекла $250 млн от пула инвесторов и уже вовсю тратит их на производство оригинальных сериалов. О борьбе за долю рынка, конфликте с «Яндексом» и угрозе от Netflix рассказал “Ъ” основатель и гендиректор ivi Олег Туманов.

— В России — да. Я, правда, не знаю, сколько тратят на этот сегмент «Яндекс» и Сбербанк, потому что их инвестиции теряются в экосистемах, но из открытых данных это самый большой раунд.

— IPO — одна из стратегических альтернатив для нашего бизнеса, которую мы продолжаем рассматривать. В прошлом году мы вели техническую подготовку. Комиссия по ценным бумагам и биржам США накладывает на нас ряд ограничений по комментированию этого процесса, но если говорить в общем, то IPO дает возможность привлечения финансирования и дополнительную ликвидность, что на каком-то этапе будет важно для ряда акционеров.

— Наличие законопроекта, определенно, внесло коррективы. Поэтому мы перевели дискуссию с инвесторами в другую плоскость, после чего закрыли новый раунд финансирования.

Но мы с пониманием относимся к задаче регулирования отрасли. Здесь нет ничего удивительного, это повсеместная практика в мире. Мы обсуждаем эту инициативу и надеемся, что новая версия закона будет отражать интересы государства и бизнеса.

— Пока он в рабочей версии, и я надеюсь на конструктивный диалог. Не только для видеостриминга, но и всего IT-сегмента чрезвычайно важна стабильность, прозрачность и предсказуемость законодательства. Вся инновационная экономика зиждется на двух вещах — таланте и рисковом капитале, это сочетание обеспечивает создание прорывных технологий. Доступ к капиталу — огромное конкурентное преимущество, его нужно максимально поощрять, а не ограничивать. Нельзя недооценивать, что будет, если для российских компаний ограничат доступ на рынки капиталов и они останутся без достаточных средств конкурировать с глобальными медийными супергигантами.

— Все зависит от того, что руководство страны хочет от медийного рынка в ближайшие пять-десять лет. Это стратегический вопрос, потому что сейчас в мире происходят две вещи. С одной стороны, в США, которые задают тон глобальной индустрии медиа, впервые происходит слияние производства контента с прямой дистрибуцией. С другой стороны — параллельно идет мегаконсолидация гигантов: слияние Disney с Fox дало нового супермейджора, компания AT&T консолидировала активы HBO, Warner Bros и Discovery и создает еще одну империю. Amazon, которая является мировым лидером на рынке электронной коммерции с капитализацией больше триллиона долларов, недавно купила студию MGM. Просто оцените масштабы происходящего, вообразив бюджет каждой из этих компаний.

Бюджет Netflix на контент составляет $20 млрд в год, а весь российский рынок медиа, включая эфирное, платное ТВ и кинопрокат, составляет около $4 млрд.

Можно рассуждать, что будет происходить, когда такие гиганты появятся на российском рынке в полном масштабе. Мне кажется особенно странным, что вот в таких условиях кто-то хотел бы ограничивать российскую компанию в привлечении денег с международного рынка, чтобы строить конкурентный ответ этим гигантам.

— Это зависит от того, какой окончательный вид примет закон. Сейчас денег у нас достаточно, мы сделали большой раунд, в принципе с ним можно и уже не делать IPO, но на каком-то этапе мы столкнемся с темпами роста и конкуренцией. Необходимость IPO вызвана тем, что рынок до сих пор в ранней стадии, игра идет по-крупному и требует больших денег.

— В России за стриминговые видеосервисы платят 15% домохозяйств, в США — 75–80%, в Европе — 35–70% в зависимости от страны. Люди все больше приучаются расставаться с деньгами, платить за контент, в ближайшие пять-десять лет будет происходить расширение сознания пользователей в части потребления легального контента. Качество видеостриминга и устройств, которые его поддерживают, замена телевизоров с обычных на Smart TV будет способствовать развитию. Но есть факторы, которые на него и негативно влияют: стагнация доходов населения и пиратство.

— Суть не в том, что на видеостриминге можно ругаться матом или показывать больше сцен секса, я вообще считаю, что в большинстве случаев можно обойтись без мата и его обилие не является мотиватором для того, чтобы пойти смотреть сериал. И даже сцены секса, если они не являются частью чего-то более глубокого, не станут мотиватором.

Разница в том, что у каждого телеканала есть контентная политика, ориентированная на конкретную аудиторию, тональность и понимание, какой контент зайдет или не зайдет этой аудитории. Видеостриминг обладает гораздо большей гибкостью: у нас большое количество клиентских сегментов, мы можем показывать им разные истории. Сказать, что на телеканалах всегда производят посредственный контент, а в стриминге он лучшего качества, было бы неправильно.

Есть контент, созданный на телеканалах, который очень успешно работает на платформах, достаточно вспомнить «Мажора», «Кухню» и другие хиты. У ТВ можно поучиться качественному производству.

Дело не в канале доставки, а в качестве производства и, самое главное, в создании историй, которые будут резонировать у большого количества людей, будут актуальными для аудитории. Ввиду того что у видеосервисов больше гибкости в выборе тем, у них начинает активно формироваться своя база креативных продюсеров, желающих творческого выражения своих идей.

— Количество просмотров и покупок, подписки, сделанные на этом контенте, сколько пользователей возвращается на следующую серию, сколько смотрят этот контент по времени. Первый просмотренный контент после подписки считается драйвером подписки.

— Оригинальный проект «Нежность» принес огромное количество подписчиков, лицензированный фильм «Батя» прошел неплохо.

— Действительно, пару-тройку лет назад это был рынок заказчика, а производители были более зависимы от руководителей телеканалов. За последние несколько лет произошел взрыв онлайн-стримингов, они готовы и способны заказывать качественный контент. Эта революция произошла раньше, чем рынок мог бы себе позволить: он пока не такой большой, как телевизионный, а производство очень дорогое. Это вызывает рост цен, но, с другой стороны, в сегменте производства стали появляться новые компании, к школам кино сейчас большой интерес.

— Мы тоже боремся за таланты. Мы заключили знаковую сделку со «Средой» (сериалы «Мажор», «Метод» и др.) на несколько лет, договорились с Hype Production («Спутник» и др.) о том, что все сериальные проекты компания будет предлагать нам прежде всего. Недавно заключили сделку с Андреем Золотаревым (сценарист фильмов «Лед», «Притяжение» и др.), это один из самых сильных российских сценаристов, который будет писать для нас премиальные сериалы. Мы хотим стать домом талантов и создать условия для того, чтобы продюсерам, сценаристам и режиссерам было комфортно с нами работать. И эти партнерства нас не ограничивают в работе с рынком.

— Это касается не только производства, но и лицензирования контента. Большие новые игроки еще не прошли весь цикл обучения и бессмысленной потери денег, не имея достаточной аудитории и опыта, поэтому, действительно, идет взвинчивание цен. Но в основе любого бизнеса лежит достаточно простая формула: доходы минус расходы равно прибыль. Если доходы минус расходы равно убыток, то это нежизнеспособная модель. Надеюсь, что будет коррекция и рынок придет к более рациональному состоянию для участников. У нас большая база подписчиков, поэтому сделки, которые мы заключаем, для нас рациональные. От некоторых контрактов мы отказываемся, потому что они нам экономически неинтересны. Мы все равно будем строить бизнес-модель, которая имеет смысл.

— Никакого недовольства нет. У нас был первый этап изучения того, как работает собственное производство. Задачи, которые мы ставили перед Carbon Production, выполнены, были хиты «Нежность» и «Чума». Были менее удачные проекты, и мы сейчас совершенно по-другому подходим к организации производства. Мы открыли возможность производить контент с нами большому количеству продюсеров, повышаются требования к качеству, растут бюджеты. «Нежность» стоила весьма умеренно по сравнению с бюджетами конкурентов: то, что ты можешь снять за 5–10 млн, сложно сравнивать с тем, что снимается за 25–30 млн. Процесс работы с нами для продюсеров стал более понятным и прозрачным, мы подготовили больше аналитики для собственного производства.

— Не то чтобы на вкусовщину, но механизмы, которые мы создали сейчас для оценки собственных проектов, гораздо более развитые, чем те, что были полтора года назад. Поэтому мы можем работать и с гораздо большим бюджетом.

— Я не называю прошедший этап ошибочным, но была некоторая замкнутость на ограниченном количестве творческих людей. Сейчас мы работаем с гораздо более широким кругом производителей.

— Я вижу риски в недооценке консолидации на американском рынке, потому что укрепление западных платформ может привести к существенному ослаблению российского медийного сегмента. Второй риск — неадекватность ценообразования на контент, остается надеяться на разумность игроков, которые в деле. Когда, с одной стороны, идет взвинчивание цен на контент, с другой — демпинг для потребителя, бизнес становится очень слабым, и это сложно исправить. Сложно дисциплинировать поставщиков и поднимать цены для потребителей.

Третий риск — чрезмерное регулирование. Оно должно быть умеренно и соразмерно критической необходимости чего-либо регулировать.

Регулировать можно все. Например, постановить, чтобы мы сценарии в правительство относили и они говорили, что им кажется правильным, но тогда полностью уйдет творческий процесс, актуальность, резонанс с аудиторией, искренность разговора с ней.

Наконец, по-прежнему большой проблемой этого сегмента остается пиратство.

— Я не против экосистемы, и это еще большой вопрос, что лучше: быть частью чего-то крупного и иметь синергии или же иметь фокус на определенном сервисе. Ты можешь устраивать партнерство с сильными игроками, которые будут иметь коммерческую рациональность и давать альтернативу предложению, которое предоставляет экосистема. У нас есть такие партнерства, например, с «МегаФоном» и «ЭР-Телекомом». Правильно построенные взаимоотношения дают возможность каждой компании быть сильной и уходить в определенную синергию.

Вот с чем я не могу согласиться, это когда компания, которая в силу обстоятельств заняла монопольное положение в своем рыночном сегменте, начинает использовать преимущества, чтобы ослабить конкурента и создать привилегии для своего сервиса. Как раз дело регулятора с этим серьезно разобраться.

— Да. Если провести аналогию — скажем, на заре развития металлургии кто-то оказался собственником железной дороги, потом построил металлургический комбинат и возит по ней руду к своему комбинату, а другие вагоны не возит или возит в десять раз реже, то понятно, у какого комбината будет преимущество. Ровно так же происходит в нашем сегменте. Мы сейчас можем зайти в «Яндекс» и просто набрать «фильмы 2021 года» или «новые триллеры и боевики», там в приоритете будут страницы сервиса «Яндекса», а потом все остальное, включая пиратский контент. Это неправильно.

— ФАС делает свою работу в очень непростых условиях и занимает принципиальную позицию, которой я аплодирую. Мы все понимаем лоббистский ресурс «Яндекса» и все эти аргументы про «наше все». Но в качестве компромисса со стороны «Яндекса» предлагаются смешные решения: вы нам передайте все свои пользовательские данные, поставьте «Яндекс.Метрику», прикрутите нашу платежную систему и заплатите нам деньги. То есть отдайте нам бизнес, и когда он станет нашим, мы его начнем продвигать. Может быть, вам еще дать ключ от квартиры, где деньги лежат, говоря словами Остапа Бендера? Это просто смешно.

— Меморандум работает неплохо для защиты отдельных премьер, но не очень эффективен для рынка в целом, потому что в выдаче «Яндекса» есть возможность склейки заблокированной пиратской площадки с вновь создаваемыми альтернативными сервисами. В Google такого нет, более того, Google быстро понижает в выдаче сервисы, в отношении которых хоть раз было заявлено о нарушении авторских прав. Мы обсуждали это с медиахолдингами и Ассоциацией продюсеров кино и телевидения (АПКИТ) и будем стараться доработать формулировки в законе, чтобы закрыть эти огромные зияющие дыры в отношении деприоритизации ресурсов, которые были многократно уличены в создании пиратского контента.

Туманов Олег Ефимович

Личное дело

Родился 17 февраля 1965 года в Москве. В 1986 году окончил Московский финансовый институт. В 1996 году прошел обучение по программе для высшего менеджмента в Уортонской школе бизнеса, тогда же — по программе финансового менеджмента в Гарвардской школе бизнеса.

С 1990 по 1994 год — зампред Мосбизнесбанка. В 1997 году возглавлял департамент международных корпоративных финансов американского инвестиционного банка Ladenburg Thalmann. В 1997–2000 годах являлся зампредом правления ОНЭКСИМ-банка и руководителем Banque UNEXIM Suisse в Женеве.

С 2001 по 2004 год — заместитель управляющего директора Альфа-банка. В 2005–2006 годах — главный управляющий директор по России и СНГ промышленной группы Access Industries. В 2009 году основал и возглавил онлайн-кинотеатр ivi. Кандидат экономических наук.

Онлайн-кинотеатр ivi

Company profile

Видеосервис ivi запущен в 2010 году, среди его инвесторов — фонды Baring Vostok, RTP Global, Flashpoint, ВТБ, РФПИ и др. C ноября 2020 года сервис рассматривает возможность выхода на биржу. В мае 2021-го компания привлекла $250 млн от инвесторов. По оценке GfK, во втором квартале 2021 года ivi переместился с первого на второе место (после «Кинопоиска HD») в рейтинге российских онлайн-кинотеатров. По данным ivi, на платформу заходят 50 млн уникальных пользователей в месяц, на ней около 15 тыс. фильмов и сериалов. По данным Kartoteka.ru, ООО «Иви.ру» завершило 2020 год с убытком 669 млн руб. при выручке 8,8 млрд руб. В 2021 году на создание собственного контента платформа потратит 2 млрд руб.

Интервью взяла Анна Афанасьева

Опубликовано 08.2021 | Рубрики: Новости | Метки:

Больным назначают самоснабжение

Больным назначают самоснабжение

Больным назначают самоснабжение

Минздрав разрешил больницам лечить за счет благотворительных фондов и самих пациентов

Газета «Коммерсантъ» №134/П от 02.08.2021, стр. 1

Медицинские учреждения больше не будут штрафовать за использование лекарств, купленных для курса лечения пациентами или благотворительными фондами. Соответствующие поправки Минздрав внес в правила обязательного медицинского страхования. Вопрос легализации применения приобретенных таким образом препаратов в стационарах стоит давно и «очень остро», говорят эксперты. Проблема актуальна, например, для больных с онкогематологией, рассеянным склерозом, онкологией и «многих других». При этом во Всероссийском союзе пациентов уверены, что поправки только частично решат проблему — в законе все еще не описан механизм оплаты услуг с использованием приобретенных по такой схеме лекарственных средств «в системе ОМС, а не из кармана пациента».

Минздрав позволил медучреждениям беспрепятственно применять лекарства, приобретенные пациентами или «иными организациями», говорится в приказе, опубликованном на портале нормативных правовых актов. Изменения внесены в правила обязательного медицинского страхования. Они позволят пациентам использовать в стационарах препараты, купленные, например, за счет средств федерального бюджета по программе «14 высокозатратных нозологий», региональных бюджетов, а также лекарства, переданные благотворителями. До сих пор медорганизации обязаны были под угрозой штрафа использовать для лечения стационарных больных только препараты, приобретенные собственными аптеками.

В частности, медицинский адвокат Алексей Горяинов рассказывает, что размер финансовой санкции в отношении больницы составлял 50% стоимости за каждый случай оказания медицинской помощи в подобных обстоятельствах.

О том, что ФФОМС может сократить финансирование или вовсе отказаться оплачивать государственным клиникам стационарную медпомощь пациентам, лечащимся своими препаратами, “Ъ” рассказал в июне (см. номер от 15 июня). В ФФОМС тогда заявили, что вносят правки в новый порядок контроля медпомощи, чтобы избежать неоднозначной трактовки пункта приказа, вызвавшего негативную реакцию пациентов и благотворителей.

Вопрос легализации применения личных препаратов пациента в стационарах стоял давно и «очень остро», говорит сопредседатель Всероссийского союза пациентов Юрий Жулев. Проблема актуальна, например, для больных с онкогематологией, рассеянным склерозом, онкологией и «многих других».

Господин Жулев отмечает, что возникало противоречие: с одной стороны, в фонде ОМС не хватает средств, с другой — «обрубаются» пути применения лекарств, полученных из альтернативных источников.

По словам директора Фонда борьбы с лейкемией Анастасии Кафлановой, в 2020 году организация закупила препараты на сумму более чем 21 млн руб. (в том числе лекарства для пациентов стационаров и тех, кто лечится амбулаторно). «Некоторых лекарств нет в аптеках, некоторые входят в перечень ЖНВЛП, но по другому заболеванию, получить его бесплатно человек не может. Бывает, что регионы не хотят покупать препарат или ведут долгие торги, тогда подключаемся мы, чтобы не терять времени»,— объясняет госпожа Кафланова. Фонд работает по трехсторонним договорам, где есть заказчик (фонд), поставщик и получатель (аптека лечебного учреждения). Чаще всего проблемы возникали, когда клиника обращалась в организацию впервые и просила срочно обеспечить пациента препаратами: «На подписание такого договора с больницей уходит обычно около трех недель, говорит Анастасия Кафланова.— Зачастую у пациентов нет этого времени. Были случаи, когда врачи отказывались принимать препарат, если мы предлагали купить его по той же схеме, но заказчиком была бы не аптека, а сам больной.

Теперь эти поправки, по сути, отменяют санкции за нарушения, которые выявлялись при проведении медико-экономической экспертизы».

В то же время член правления фонда AdVita (помогает людям с онкологическими, гематологическими и иммунологическими заболеваниями) Елена Грачева полагает, что поправки «стратегически ничего не изменят». Президент всероссийского общества онкогематологии «Содействие» Лилия Матвеева также отмечает, что врачи и пациенты, как правило, «находили какие-то варианты» вводить препараты в обход законодательства, о чем знал и Минздрав, и ФОМС. Тем не менее, теперь, когда вопрос урегулирован, пациентскому и врачебному сообществам станет «легче жить», полагает госпожа Матвеева: «Другое дело, что у благотворительных фондов, которые закупают лекарства, есть лицензия на фармдеятельность, соответствующие условия хранения и так далее. В каких условиях сами пациенты хранят лекарства, непонятно — это и была одна из причин, почему стационары противились принимать препараты из рук пациентов».

Юрий Жулев сомневается, что поправки обеспечат «полную легализацию» препаратов пациента в стационарах: «Мало не наказать, надо еще ввести механизм оплаты такой услуги — работы медсестры и врача, причем в систему ОМС, а не из кармана пациента». Господину Жулеву известны прецеденты, когда регион устанавливал тариф на использование в условиях стационара личных лекарств больных. Кроме того, подчеркивает он, не следует рассматривать эти изменения «как попустительство вымогательства» покупки препаратов за свои деньги: «Если пациент поступает в больницу, у него нет препарата и фонд не может его купить, все же остается неукоснительное требование закона о том, что медучреждение должно обеспечить человека лечением за счет средств ОМС».

Наталья Костарнова

Опубликовано 08.2021 | Рубрики: Новости | Метки:

Только «авторитета» следователю не хватало

Только «авторитета» следователю не хватало

Только «авторитета» следователю не хватало

Глава воронежского управления СКР пройдет служебную проверку после инцидента с участковым

«Коммерсантъ» от 02.08.2021, 20:47

В центральный аппарат Следственного комитета России (СКР) передано уголовное дело в отношении воронежского участкового. В конце июля полицейский с применением силы задержал местного жителя. Тот находился за рулем машины, протаранившей припаркованные на улице автомобили, причем у водителя наблюдались признаки опьянения. Попавшая в соцсети видеозапись их перепалки вызвала шквал негодования в адрес следователей, возбудивших дело в отношении участкового, а не нарушителя порядка, называющего себя криминальным авторитетом. Руководителю воронежского управления СКР Кириллу Левиту предстоит обосновать эти действия в докладе председателю Александру Бастрыкину и пройти служебную проверку.

Председатель СКР Александр Бастрыкин потребовал передать в центральный аппарат ведомства для тщательного анализа и правовой оценки уголовное дело в отношении воронежского участкового Евгения Рыбченко, которого региональное управление СКР заподозрило в превышении должностных полномочий с применением насилия (п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ, до десяти лет лишения свободы). Как сообщили в СКР, руководителю местного подразделения генерал-лейтенанту Кириллу Левиту поручено подготовить доклад с обоснованием причин возбуждения дела в отношении полицейского, пресекавшего нарушение закона.

В основу дела легли события, произошедшие 23 июля в микрорайоне Шилово на окраине Воронежа. Местные жители вызвали полицию во двор многоквартирного дома по улице Курчатова из-за агрессивного поведения 45-летнего Сергея Свитенко, который на автомобиле «Нива» задел несколько припаркованных машин. Прибывший на место Евгений Рыбченко вступил с ним в перепалку, которая, по версии воронежских следователей, закончилась незаконным применением полицейским силы. После возбуждения дела Евгения Рыбченко заключили под домашний арест.

Одна из видеозаписей словесной перепалки полицейского и водителя «Нивы» была распространена в социальных сетях. На ней мужчина с признаками алкогольного опьянения, царапинами и синяками на лице в грубой форме оскорбляет полицейского и предлагает его отпустить, обращаясь к нему как «к брату».

«Я с вами столько перепил! Зачем ты так делаешь? Что я тебе поганого сделал? Я криминальный авторитет, ты не представляешь, сколько я добра людям сделал и сделаю,— восклицал водитель, державший в руках бутылку пива.— Лучше б ты со мной познакомился и отпустил».

После того как полицейский сказал, что задержанный ему не брат, Сергей Свитенко перешел на мат: «Арестовывай меня! Но когда ты, тварь… мне попадешься, я тебя раскатаю и ты… у меня толчок будешь лизать! Понял, мразь?..» Видеозапись прерывается, когда водитель решил отпить из бутылки, после чего, по версии следствия, полицейский попытался отобрать у него ключи. Мужчина плюнул в участкового, а тот якобы нанес ему удар.

Изучив видеозапись инцидента, Александр Бастрыкин поручил незамедлительно возбудить уголовное дело об оскорблении и применении насилия в отношении представителя власти (ст. 318 и ст. 319 УК РФ), а также ходатайствовать об аресте подозреваемого. Суровую меру пресечения в СКР объясняют тем, что герой видеозаписи привлекался к административной ответственности и лишению прав за пьяное вождение, а также к уголовной — за причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 111 УК РФ, до восьми лет лишения свободы). Источник в местных правоохранительных органах сказал “Ъ”, что Сергей Свитенко на самом деле не является криминальным авторитетом. Расследованием нового уголовного дела будет заниматься Главное следственное управление СКР.

Помимо доклада об основаниях возбуждения дела воронежское управление СКР должно мотивировать ходатайство об избрании в отношении полицейского «достаточно суровой меры пресечения». После его помещения под домашний арест местные жители подписали петицию с требованием освободить Евгения Рыбченко, у которого четверо детей.

В отношении руководителя следственного управления СКР России по Воронежской области Кирилла Левита назначена служебная проверка. В воронежском управлении переадресовали вопросы “Ъ” о ней в центральный аппарат, так как дело передано им.

Сергей Толмачев, Воронеж

Опубликовано 08.2021 | Рубрики: Новости | Метки: