На безрыбье: чем интересны президентские выборы в Иране | Трендовая Мебель: дизайнерская мебель, новые тренды в интерьерах квартир и домов.

На безрыбье: чем интересны президентские выборы в Иране

18 июня в Иране — большое событие: президентские выборы. Нынешний лидер страны Хасан Рухани в гонке не участвует, так что фаворитом становится председатель Верховного суда Эбрахим Раиси. О том, почему эти выборы вряд ли изменят внешнюю политику Ирана, рассказывают эксперты. Флаг Ирана  

День выборов: альтернативы нет, явки нет?

Предвыборная гонка по-ирански оказалась весьма жаркой: стартовали 600 кандидатов, а на этапе голосования остались лишь семеро. Трое успели оформить самоотвод, так что выбор жителей страны сузился до четырёх фигур.

Очевидное преимущество имеет Эбрахим Раиси — за него, согласно опросам местных СМИ, готовы отдать свой голос около 60% жителей. Для сравнения: ближайший оппонент Раиси, секретарь Совета по целесообразности принимаемых решений Мохсен Резаи, набрал всего 8% «народной любви».

Сейед Ибрагим Раиси Эбрахим Раиси

Однако не всё может оказаться так просто: в стране действуют пандемийные ограничения. По сведениям иранских СМИ, прогнозная явка — 40%, что на 33% меньше, чем в 2017 году. Именно низкая явка может существенно изменить расклад сил.

Мнения экспертов: «рулить» будет аятолла Хаменеи

Али Хаменеи Аятолла Хаменеи

Эксперты, опрошенные «Известиями», напоминают: не стоит ждать резких колебаний внешнеполитического маятника Ирана. По сути, курсом страны «рулит» сейчас и продолжит «рулить» в дальнейшем верховный лидер аятолла Хаменеи.

Адлан Маргоев, аналитик Института международных исследований МГИМО, сообщает следующее: если выиграет Раиси, то вся иранская политическая система станет более гомогенной, поскольку ключевые «точки» займут любители консерватизма.

«Это будет вызывать меньше противоречий, это повысит эффективность, поскольку будет более гладкое межведомственное согласование. Но эта же гомогенность бьёт по политсистеме, потому что без реформаторов она становится менее устойчивой», — пояснил эксперт.

Елена Дунаева, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, отмечает: внешнюю политику страны продолжит определять канцелярия духовного лидера (рахбара) Али Хаменеи. Например, участие в важнейших переговорах по ядерной сделке — решение именно рахбара.

При этом основной массив вопросов по линии «Вашингтон — Тегеран» уже проработан. Неясно лишь одно — кто сделает первый шаг по «восстановлению» СВПД до изначального состояния.

«Иран настаивает на том, чтобы США дали гарантии, что инцидент с Трампом больше не повторится, что Вашингтон действительно снимет все санкции, чего не случилось даже в начале СВПД. Американцы же ждут, что Иран снизит уровень обогащенного урана и начнет выполнять те обязательства, от которых отказался», — рассказывает Дунаева.




Опубликовано 18 Июн 2021 | Рубрики: Новости | Метки:

Похожие записи:

Комментирование закрыто.