Иммунная безответственность | Трендовая Мебель: дизайнерская мебель, новые тренды в интерьерах квартир и домов.

Иммунная безответственность

Иммунная безответственность

Иммунная безответственность Почему некоторые россияне готовы пойти на подделку охотнее, чем на вакцинацию «Коммерсантъ» от 03.07.2021, 16:00

В московской полиции заявили о возбуждении 44 уголовных дел за подделку сертификатов о вакцинации от коронавируса COVID-19. Накануне ряд СМИ провели расследования, связанные с черным рынком таких сертификатов, и выяснили, что число предложений об их продаже выросло после введения обязательной вакцинации для работников торговли и сферы услуг. Покупатели фальшивых сертификатов объясняют свои решения «недоверием к вакцине», желанием сохранить работу, а иногда и тем и другим вместе. Медики называют покупателей и торговцев сертификатами «биологическим оружием», «провокаторами» и «мошенниками», из-за которых возрастает и «недоверие к вакцине», и угроза заражения. Социологи и психологи считают, что отказ от вакцинации без медицинского отвода связан с гражданской незрелостью части российского общества и «нежеланием брать на себя личную ответственность». “Ъ” разбирался, почему некоторые россияне боятся пойти на преступление меньше, чем заболеть COVID-19.

Поддельные справки о прививке от коронавируса обсуждаются так широко, что даже попали в поле зрения Владимира Путина во время прямой линии 30 июня: Ринат Билялов из Москвы спросил президента, как он собирается бороться с таким мошенничеством. «Это мошенничество чистой воды,— согласился глава государства.— Есть статьи Уголовного кодекса за мошенничество. Надо просто, чтобы правоохранительные органы эффективнее работали. Знают об этом, и министр внутренних дел знает… Да, работают, ищут, надеюсь, будут привлекать к ответственности. Это очень опасный вид преступления, в данном случае связан еще и со здоровьем людей. Абсолютно недопустимо, и правоохранительные органы, безусловно, должны использовать весь имеющийся у них арсенал для того, чтобы пресекать подобного вида правонарушения».

За несколько минут до этого Евгений Цветков из Москвы обрисовал президенту ситуацию, способную поставить гражданина перед выбором — лишиться работы или купить подделку:

«Моя супруга, преподаватель одной из московских школ, имеет медицинский отвод из-за давнего хронического заболевания. Но руководитель, директор школы, не принимает этот медицинский отвод и требует до 15 июля представить документ о вакцинации.

Моя супруга никак этого сделать не может в настоящее время, в противном случае ее обещают уволить. Скажите, насколько это законно?» «Это незаконно, сразу могу сказать,— ответил президент.— Если есть медотвод, отвод по медицинским соображениям, требовать вакцинации никто не имеет права. Я думаю, что просто директор школы, где работает ваша супруга, не знает об этом. Надеюсь, что он это услышит, и эти требования незаконные снимет».

Семье Цветковых остается только вместе с президентом надеяться, что директор школы в эту среду тоже смотрел прямую линию, но о подобных ситуациях в последние недели слышал любой, в чьем круге знакомых есть учителя. Впрочем, это не единственная ситуация, в которой у гражданина возникает мысль о подделке сертификата о прививке. “Ъ” на условиях анонимности поговорил с несколькими людьми, которые приобрели поддельные сертификаты.

В каких масштабах и чем мир прививается от COVID-19

Выяснилось, что все они до определенного момента вообще игнорировали кампанию по вакцинации. Большинство из них встали перед выбором в тот момент, когда отсутствие сертификата о прививке стало грозить потерей работы или свободы передвижения. Их недоверие доступным вакцинам таково, что фактически они предпочитают пойти на преступление, но не прививаться.

Технически предложения о сертификате без укола распространяются в мессенджерах и на «теневых» форумах — впрочем, даже там организаторы площадок часто закрывают соответствующие «ветки».

Сертификат может стоить от 2,5 тыс. руб. и выше — часто значительно: за эти деньги пользователю предлагают оформить документ с QR-кодом и отображением в реестре «Госуслуг», чаще всего речь будет идти о прививке, которую якобы сделали в другом регионе.

Июньская попытка издания «База» совершить и «засветить» подобную сделку с оформлением укола в Саратове привела к расплывчатому комментарию местного минздрава, а в перспективе, возможно, к проблемам у расследователя, которому как минимум придется дать объяснение полицейским. Цена на сертификат с «проводкой» может быть и кратно выше, причем на рынке активно работают мошенники, исчезающие после получения предоплаты и всех личных данных, необходимых для сертификата.

Существуют схемы, в которых пациент приходит в реальный процедурный кабинет, но за его закрытыми дверями номерная доза вакцины не вводится ему, а просто выбрасывается. За сравнительно меньшие деньги (в среднем от 1,5 тыс. руб.) желающим предлагают «обычный бумажный сертификат о вакцинации без занесения данных на госуслуги»: теоретически предъявление такого документа чревато уголовной ответственностью прямо в момент первого предъявления.

Впрочем, как ранее сообщал “Ъ”, мошенники уже научились создавать QR-коды, ведущие на страницы, внешне напоминающие сайт госуслуг,— этого, видимо, в отдельных случаях может оказаться достаточно для ресторана, не слишком стремящегося ограничить число своих клиентов, но директора школы, если он видит чуть дальше своего носа, уже едва ли устроит. Впрочем, по данным “Ъ”, в столичном регионе сейчас можно устроиться на подработку курьером, доставляющим клиентам сертификаты «без проводки» за 200 рублей с каждой сделки.

Пределы недоверия

Иммунная безответственность

Большинство людей, приобретавшие поддельные сертификаты, опасались потерять работу, свободу передвижения или возможность продолжать учебу

Фото: Александр Казаков, Коммерсантъ

Сертификаты «без проводки» остаются, таким образом, формой развода на деньги для совсем уж недалеких клиентов: люди посерьезнее готовы платить подороже. Так, предпринимательница из Белгородской области утверждает, что купила сертификат о вакцинации «Спутником» за 3 тыс. руб. по совету знакомого, передала ему данные СНИЛС и медицинского полиса, а затем успешно получила на портале госуслуг сообщение о получении первой дозы вакцины. Женщина, по ее словам, «ответственно заполняла дневник вакцинированного», а затем получила уведомление «о второй прививке».

Свои действия она объясняет сугубо утилитарно: не хочется «сдавать ПЦР-тест каждый раз при выезде из России и въезде обратно»; тест на антитела, который в ряде случаев также может быть условием свободы передвижения, делать также «хлопотно».

Угроза реального заражения покупательницу, по-видимому, не тревожит.

Впрочем, большинство собеседников “Ъ”, заявляющих, что купили поддельные сертификаты, сделали это, по их словам, из-за страха оказаться без работы или возможности продолжать учебу — очевидно, страх заражения и передачи вируса другим людям во всех этих случаях оказывается меньше или вообще игнорируется. Так, рабочий одного из агрохолдингов говорит, что его руководство пообещало не допускать к работе не привившихся сотрудников (соответствующие решения ранее были приняты властями ряда регионов). «Мою порцию «Спутника» просто слили в унитаз, теперь никто не докажет, что мне его не вкололи»,— не без гордости говорит мужчина. «Сертификат я сделала не сама, помогли родственники,— рассказала студентка одного из московских вузов.— Документ понадобился и брату (также студенту.— “Ъ”). Ему сказали: либо прививаешься, либо не едешь на практику. Он учится на бюджетной основе, отказ от практики грозит отчислением. Но мы не хотим прививаться, поэтому просто пришлось искать варианты».

Учительница средней школы в одном из регионов, введших обязательную вакцинацию сотрудников сферы образования, описала ситуацию, похожую на ту, о которой Владимиру Путину на прямой линии рассказал Евгений Цветков: руководство пригрозило отстранить непривитых от работы. Разве что о медицинских отводах в данном случае речь не шла — сертификаты, утверждает педагог, «купила целая группа» коллег:

«Скинулись, договорились, наши ампулы утилизировали, а в личном кабинете на госуслугах появлялась запись о вакцинации». Некоторые из покупателей сертификатов прямо заявляют, что страх перед болезнью у них меньше, чем перед «непредсказуемыми последствиями» вакцинации.

Завлабораторией Института молекулярной генетики РАН Константин Северинов считает, что слухи о вреде вакцин против коронавируса, распространяемые в том числе и в сети, говорят «о не очень высоком уровне знаний». «Российские вакцины разработаны на трех платформах — аденовирусной («Спутник V»), пептидной («ЭпиВакКорона») и с убитым вирусом в основе («КовиВак»),— говорит микробиолог.— «Спутник V» прошел все стадии клинических испытаний, показал безопасность и, что самое главное, эффективность: она помогает предотвратить заболевание. Эти результаты опубликованы в независимом международном научном издании».

По словам господина Северинова, «прививаться или не прививаться — вопрос рисков, которые следует разумно оценить… Шанс умереть от коронавируса, особенно у пожилых людей, достаточно высокий (по данным на 1 июля, в России с начала пандемии выявлено 5 538 142 случая заболевания коронавирусом, 135 886 пациентов умерли.— “Ъ”). Многие болели тяжело, и многие с долговременными последствиями. При этом, несмотря на то что в России было применено более 30 млн доз вакцин, никаких данных о реальных побочных эффектах, кроме тех, которые были выявлены во время испытаний на безопасность, нет».

«Было бы очень хорошо, если бы политики разъясняли информацию о безопасности вакцин и опровергающую эти безумные мракобесные, средневековые заявления в сети, которые многими повторяются»,— говорит микробиолог.

Людей, покупающих сертификаты о вакцинации, Константин Северинов назвал «биологическим оружием»: «Они представляют опасность для окружающих, своих близких, и бороться с такого рода нарушениями закона и пренебрежением к правам всех остальных граждан нужно самыми жесткими способами».

Пределы ответственности

Иммунная безответственность

На покупку поддельного сертификата людей чаще всего толкает страх перед побочными эффектами от вакцины

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

«Действия, связанные с продажей и изготовлением подобного рода поддельных документов, а также их использованием, образуют состав преступления, предусмотренного ст. 327 УК,— напоминает адвокат Александр Передрук.— Подделка любого официального документа, который так или иначе предоставляет какие-то права либо освобождает от обязанностей, является уголовно-наказуемым деянием. Квалификация статьи будет зависеть от конкретных обстоятельств: если человек изготовил — одна история, если хранил, но не использовал — другая, а если изготовил и использовал — третья».

1 июля начальник управления информации и общественных связей столичной полиции Владимир Васенин заявил о 44 уголовных делах, возбужденных с начала года за подделку сертификатов о вакцинации и справок об отрицательных тестах на COVID-19. Дела возбудили по ст. 327 УК РФ (изготовление или оборот поддельных документов), часть из них уже направили в суд. По словам представителя ГУ МВД по Москве, сейчас полицейские проводят «комплекс оперативно-розыскных мероприятий, направленных на пресечение фактов незаконного генерирования, подделки и использования QR-кодов».

Ранее “Ъ” сообщал, что за последнюю неделю в Москве задержали пять курьеров, перевозивших заказанные по интернету поддельные справки о вакцинации. В столице выявили 15 организаций, которые изготавливали и выдавали фальшивые QR-коды и сертификаты. За покупку такого документа грозит до одного года лишения свободы.

Сохранят ли убежденность в своей правоте уже состоявшиеся и потенциальные покупатели сертификатов после первых допросов и судебных решений, пока сказать сложно:

«Российское население хоть и пассивно в целом, но сильно адаптивно,— говорит социолог Алексей Фирсов.— Когда оно сталкивается с нажимом государства, одна часть всегда ему поддается, а другая начинает искать альтернативы.

Эта привычка выкована десятилетиями советского периода и построена на горизонтальных связах, умении неформально договариваться».

«Вопрос в том, что недоверие к вакцине возникает в том числе из-за таких людей, которые покупают сертификаты,— говорит инфекционист Евгений Тимаков.— В итоге они так же, как и остальные непривитые, попадают в реанимации с осложнениями и возможными летальными исходами. А в центральной базе стоит информация о том, что человек, который попал в больницу, был привит, и вакцина ему не помогла. Другие читают эту информацию и видят: вакцина не работает. Если мы не доверяем нашим отечественным исследованиям, то наша вакцина тестируется в других странах.

Там есть информация о клинических испытаниях на пяти, десяти тысячах человек, и это более чем достаточно, чтобы понять статистику осложнений. Испытания показали эффективность нашей вакцины и отсутствие осложнений. И что бы эти люди ни говорили, они сейчас являются провокаторами и поддерживают не только мошенничество, но и дискредитируют нашу научную систему».

По мнению клинического психолога Ольги Серебровской, чаще всего «отказ от вакцинации носит в некотором смысле принципиальный характер, в основе которого недоверие, характерное для очень многих людей. Их первая реакция на любые предложения — это засомневаться в искренности намерений, это стержневая черта, которая здесь срабатывает». Другая причина отказа прививаться, считает Ольга Серебровская, лежит в «нежелании брать на себя личную ответственность»:

«Тот, кто отказывается от вакцины, считает, что коллективный иммунитет ему должны обеспечить другие, они должны создать для него безопасное окружение, а он уже воспользуется результатами чужих усилий».

Просвещение, считает госпожа Серебровская, несомненно, уместно и полезно, но для него может понадобиться «слишком много времени: есть ли оно у нас сейчас?» «Властям необходимо не только разъяснять необходимость вакцинироваться, но и создавать условия, которые вынуждают принимать такое решение»,— резюмирует специалист.

Пределы доброй воли

Иммунная безответственность

Противники принудительной вакцинации готовы к открытым протестам. На фото встреча депутатов Госдумы России от КПРФ с избирателями на тему «Вакцинация без принуждения»

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ

Не желающие прививаться от коронавируса люди готовы публично протестовать против принуждения прививаться: 26 июня в Новопушкинском сквере в Москве даже прошла акция против обязательной вакцинации от COVID-19, которую организовало столичное отделение КПРФ в формате встречи депутатов Госдумы с избирателями, и собрала около 1 тыс. участников. Владимир Путин во время прямой линии 30 июня заявил, что по-прежнему не поддерживает обязательную вакцинацию, однако главы субъектов вправе исходя из эпидемической ситуации вводить обязательную вакцинацию для определенных категорий граждан. Эти действия направлены, по словам президента, в том числе и на то, чтобы предотвратить новый локдаун.

Представитель Европейской ассоциации медицинского права в России адвокат Алексей Горяинов поясняет, что «в соответствии с действующим правовым регулированием в сфере охраны здоровья и в соответствии с принципом автономности воли пациента каждый гражданин самостоятельно принимает решение, вакцинироваться или нет». «Принудить нельзя, так как любое медицинское вмешательство осуществляется только с согласия гражданина, в том числе в отношении прививок,— рассказал адвокат.— Но закон, как всегда, сильно отличается от правоприменительной практики.

Сейчас во многих регионах прививки по факту являются обязательными для определенных групп, так как в противном случае не пройти периодический профосмотр и не получить допуск к работе.

Такие работники также могут отказаться от вакцинации, но последствием станет отстранение от работы. Единственная возможность уклониться и от вакцинации, и от отстранения — это наличие медицинских противопоказаний».

Заместитель председателя общероссийского профсоюза образования Михаил Авдеенко рассказал “Ъ”, что после того, как ряд регионов по указаниям санитарных врачей «стали вводить так называемую обязательную вакцинацию для работников из групп риска», в профсоюзные организации стали поступать жалобы — главным образом от учителей из Москвы, Московской области и ряда других регионов. Господин Авдеенко также отмечает, что работодатель не имеет права отстранить работника, для которого требуется вакцинация, если у того есть медицинские противопоказания.

«Если противопоказаний нет, а работник просто боится делать прививку по психологическим, религиозным или каким-то другим причинам, его работодатель не просто имеет право, но по закону обязан отстранить от работы, так как отвечает за здоровье и других коллег»,— подчеркивает господин Авдеенко. Это, впрочем, отнюдь не повод для покупки фальшивого сертификата о вакцинации: гораздо лучше попробовать договориться. «Если работодатель видит возможность и целесообразность в том, чтобы перевести опытного и ценного педагога на «удаленку» по взаимному согласию, он может использовать это право, так как по закону обязан отстранить сотрудника от работы с людьми, а лишаться хороших сотрудников никто не заинтересован,— говорит Михаил Авдеенко.— Мы советуем педагогам идти на переговоры с работодателем и по согласию с работодателем переходить на удаленную работу, а после того, как эпидемиологическая ситуация нормализуется, он, возможно, вернется к работе на общих основаниях». При этом Михаил Авдеенко добавил, что общая позиция Федерации независимых профсоюзов России заключается в «необходимости всеобщей вакцинации»: «Это общее заявление профсоюзов и работодателей: мы призываем всех вакцинироваться».

Мария Литвинова, Елизавета Кукаева




Опубликовано 5 Июл 2021 | Рубрики: Новости | Метки:

Похожие записи:

Комментирование закрыто.